• twitter
  • facebook
  • livejournal
  • vkontakte
  • youtube
  • instagram
  • soundcloud

Антимонопольное регулирование

Федеральная антимонопольная служба осуществляет государственный контроль экономической концентрации в соотвествии с главой 7 Федерального Закона «О защите конкуренции», а также в соответствии с Правилами осуществления государственного контроля за экономической концентрацией в области использования водных объектов, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 08.04.2009 №314.

Иркутское УФАС добилось права доступа к информации операторов связи

Иркутск. Сибирские новости - Иркутское УФАС в прошлом году возбудило 79 дел по фактам нарушения законодательства в сфере рекламы, устранены нарушения по 90 фактам. Вынесено 105 постановлений о привлечении к административной ответственности за нарушение рекламного законодательства на сумму 5 млн руб., около 3 млн руб. уже оплачено. В течение года управлением было проведено 2 заседания экспертного совета по рекламе, на которых рассмотрено и возбуждено 11 дел. Над несколькими делами работа продолжается.Пристальное внимание в 2015 году было уделено деятельности микрофинансовых организаций, сообщил на пресс-конференции в четверг замруководителя иркутского УФАС Александр Кулиш. Зачастую такие организации при распространении рекламы своих услуг не указывают все условия, влияющие на стоимость. Как отмечают эксперты, на 2016 год уже перешло несколько дел, связанных с подобными злоупотреблениями в рекламной сфере.«Уже многие осведомлены, что процентная ставка 1 - 2% - это не в год, а в день. В результате получается чуть ли не 800% годовых, - отметил А. Кулиш. - Мы стоим на том, что потребитель должен на стадии ознакомления с рекламой такой организации знать, в какую кабалу он может попасть, воспользовавшись их услугами. Очень часто кредитные кооперативы в рекламе указывают огромные процентные ставки за прием личных сбережений граждан. Если в среднем по банковской отрасли процент составляет около 11 - 12%, то в такой рекламе можно встретить 45 - 47% годовых. Установлено, что действует правило саморегулируемых организаций, и в большинстве случаев процентная ставка у членов кооперативов не может превышать 20 - 25%».Главной же своей победой в ведомстве считают право требовать информацию от операторов связи. Информация требуется для проведения расследований. Ранее на запросы ФАС отвечали отказом на основании закона о связи и тайне связи. «Значительная доля нарушений, как и прежде, связана с распространением ненадлежащей рекламы без согласия по сетям связи - смс-реклама, по электронной почте. Несколько случаев есть, когда такая реклама приходила на почтовые сервисы нашего ведомства», - подчеркнул А. Кулиш.Правоту антимонопольного органа подтвердил Верховный Суд РФ, дав возможность получать необходимую для расследований информацию.В сфере контроля государственных закупок за 2015 год вынесено 107 постановлений, уплачено 1,2 млн руб., исполнено 148 предписаний о нарушении. В реестр недобросовестных поставщиков включено 70 организаций. Также к административной ответственности привлекались и главы муниципальных образований, и вузов.Всего иркутское УФАС в прошлом году наложило административных штрафов на 20 млн руб., взыскано 16,264 млн руб. Как отмечают в ведомстве, часть суммы перешла на 2016 год в связи с длительной процедурой рассмотрения в судах. Должников разыскивают по всей стране, плотно идет работа с судебными приставами. 

Жители Иркутской области жалуются в УФАС на недостоверную рекламу «быстрых кредитов»

Пять миллионов рублей. Это общая сумма штрафных санкций, предъявленных иркутским Управлением ФАС за нарушение рекламного законодательства в прошлом году. Наказаны около 80 заказчиков и производителей рекламы.Главным достижением 2015 года иркутские антимонопольщики считают победу в споре со связистами за право на информацию. Речь идёт о расследованиях по многочисленным смс-спамам и назойливой рекламе в электронной почте. Дело дошло до Верховного суда, который встал на сторону ФАС. Также сейчас на особом контроле несколько микрофинансовых организаций, уличённых в недостоверной рекламе. «Быстрые» кредиты предлагают, не указывая точных условий. Так, потребитель может и не догадываться, что 1–2% начислений в день в итоге превращаются в 800% годовых. Как отметил зам. руководителя УФАС Александр Кулиш, в последнее время увеличилось количество жалоб на кредитные кооперативы.— Мы уличили в том, что они рекламируют и 45, и 47% годовых за приём личных сбережений граждан. Установлено, что в настоящее время действует правило саморегулирующих организаций. В большинстве случаев процентная ставка у членов этих саморегулирующих организаций и кредитных потребительских кооперативов не может превышать 25%, — говорит заместитель руководителя УФАС по Иркутской области Александр Кулиш.

Поправки в антимонопольном законодательстве должны снизить нагрузку на бизнес

30.12 / 15:340 комментариев15300 Штрафы — выше. Но прежде чем наказать, будут предупреждать. В январе вступают в силу изменения в федеральном антимонопольном законодательстве.Как пояснила руководитель Управления ФАС России по области Валентина Заморина, новые поправки сокращают административное вмешательство и нагрузку на бизнес. Так, если раньше объединение компаний для снижения себестоимости товаров и услуг автоматически считалось картельным сговором, то теперь это разрешено. По новым правилам, ФАС, прежде чем подавать в суд на предпринимателя или компанию, обязана вынести письменное предостережение, а затем и предупреждение. Основанием может стать даже информация о том, что такие действия планируются. Если за 10 дней нарушения будут устранены, антимонопольная служба дело закроет. Те же правила будут действовать для чиновников из органов власти. А вот сумма штрафа для них увеличена более чем в два раза — до 50 000 рублей.— Иногда хозяйствующие субъекты, ну будем так говорить, безграмотны, не знают требований антимонопольного законодательства. Ну, понравилось предпринимателю с севера Иркутской области название «Маленькая Япония». А оно зарегистрировано как товарный знак. Он даже не подозревал, что совершает нарушение антимонопольного законодательства, — говорит руководитель УФАС РФ по Иркутской области Валентина Заморина. 

УФАС Иркутской области усмотрела признаки нарушения закона о конкуренции в действиях компании «Востсибуголь»

УФАС Иркутской области усмотрела признаки нарушения закона о конкуренции в действиях компании «Востсибуголь»07.08.15Федеральная антимонопольная служба Иркутской области усмотрела признаки нарушения закона о конкуренции в действиях компании «Востсибуголь». В 2014 году организация выкупила в Черемховском районе земельные участки под сельхозугодия. Земля находится на территории Вознесенского месторождения, которое собирается осваивать другая компания — «СибНедра». Обе компании участвовали в аукционе на освоение того месторождения, и «Востсибуголь» проиграл. В антимонопольной службе считают: покупка земельных участков преследует цель воспрепятствовать предпринимательской деятельности компании — конкурента, а это является нарушением антимонопольного законодательства.Александр Кулиш, заместитель руководителя Управления федеральной антимонопольной службы Иркутской области  С точки зрения антимонопольного законодательства вот такие действия, хотя и напрямую не нарушающие какие-то гражданские нормы законы. То есть гражданский кодекс позволяет заключить сделки с землей. Но с точки зрения антимонопольного закона совершение этих сделок, по сути, собой представляет акт недобросовестной конкуренции. Потому что совершение этих сделок, как мы установили в результате расследования, нацелено не на сельскохозяйственную деятельность, не на производство каких-то товаров сельхозназначения. А именно, на препятствие деятельности конкурента. Решение антимонопольной службы может послужить основанием для привлечения компании к административной ответственности и наложения штрафа в размере полумиллиона рублей.

Коллективный опыт новой реальности

 ИркутскКоллективный опыт новой реальностиИркутские первопроходцы борьбы с монополизмом вспоминают былое14 июля 2015С 1990 года по нынешний 2015-й, кажется, пронеслась целая эпоха: столько потрясений и тектонических сдвигов успели пережить современники за этот короткий промежуток. Под натиском лавины скорых перемен мы редко отдаем себе отчет, в какой молодой, еще не затвердевшей, метаморфирующей реальности мы живем. 14 июля 1990 года в России впервые был образован, а с 10 сентября начал работать государственный орган, уполномоченный конт­ролировать правила игры в сфере свободного рынка, — Государственный комитет РСФСР по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур. Позднее его сменило министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, а с 2004 года – Федеральная антимонопольная служба. Первый антимонопольный закон – «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» был принят в 1991 году. Для сравнения, первый аналогичный правовой акт США – так называемый Закон Шермана – датируется 2 июля 1890 года, он на столетие старше. Нынешний год – юбилейный для антимонопольщиков отечества. Антимонопольное регулирование в России отсчитало первую четверть века.Вячеслав Дормидонов фото Тараса ПанченкоПрибайкальская команда ФАСОсенью Иркутскому управлению ФАС России исполнится 24 года. Оно было создано приказом Госкомитета РФ по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур от 17 октября 1991 года. За долгие годы управление стало авторитетным и популярным инструментом государственного регулирования и защиты конкурентной среды в огромном и богатом регионе – Иркутской области. В самом начале пути перед новорожденным антимонопольным органом встала титаническая задача – помочь нашему краю с его многоотраслевой, почти сплошь монополизированной экономикой сформировать новые реалии конкурентного рынка, воспитать живую среду свободного предпринимательства, жизнеспособного, нацеленного на развитие и прогресс.С первых шагов в молодой антимонопольный отряд Приангарья пришли высококвалифицированные кадры, способные быстро осваивать новые знания и штурмовать новые рубежи. Первым начальником управления был назначен Вячеслав Дормидонов – грамотный руководитель, который сразу собрал вокруг себя боевую и крепкую команду. Его заместителями стали уникальные специалисты Аркадий Герцкин и заслуженный юрист России Александр Савинок. У истоков территориального органа стояли заслуженный юрист РФ Валентина Заморина, которая теперь возглавляет Иркутское УФАС, сильный экономист Ольга Космачева, которая работает в коллективе до сих пор, и другие замечательные люди. Благодаря их профессионализму, энтузиазму и – не побоимся этого слова – бесстрашию удалось в годы экономической сумятицы и лихорадки довольно быстро вывести область на новые рельсы, избежав непоправимых ошибок.Иркутское УФАС пользуется большим авторитетом в Приангарье как среди представителей бизнес-сообщества, в административных сферах, так и у населения. Маленький, но, образно говоря, хорошо вооруженный коллектив профессионалов не боится «перетрудиться», защищая интересы ущемленного предприятия или бизнесмена и принципы справедливости. В команде царит атмосфера единомыслия, товарищества и взаимопомощи.Сегодня наши собеседники – те, кого можно назвать первопроходцами: первый вожак антимонопольщиков Приангарья Вячеслав Дормидонов, бывший заместитель руководителя управления по экономике Аркадий Герцкин и бывший заместитель по правовым вопросам Александр Савинок. Они расскажут, с чего начиналась у нас в регионе эта новая, тогда еще абсолютно неведомая, но такая необходимая и ответственная структура, как она закалялась и крепла, накапливая опыт и авторитет.Вячеслав ДормидоновГубернатор Иркутской области Юрий Ножиков не случайно рекомендовал этого человека возглавить новый государственный орган в Приангарье. У Дормидонова был большой опыт как производственной, так и организационной работы. За плечами инженера по автоматике и телемеханике была и руководящая должность в крупном проектном институте, и школа секретаря райкома КПСС по промышленности в Ленинском районе Иркутска, где сосредоточены были самые крупные производственные объединения и ресурсы, лямка председателя Ленинского райисполкома и пост заместителя председателя Иркутского горсовета народных депутатов.— Когда Юрий Абрамович предложил мне взяться за эту работу, это было и неожиданно, с одной стороны, а с другой, — очень интересно и заманчиво. Я ведь перестройку горячо приветствовал, был одним из немногих партийцев, кто примкнул к демократической платформе КПСС в 1989 году. Еще когда руководил промышленным сектором в Ленинском райкоме компартии, стимулировал создание малых предприятий, кооперативов на базе крупных производственных объединений. Я понимал, что в условиях развивающихся рыночных отношений архиважна будет роль компетентного арбитра, поставленного государством над игроками – хозяйствующими субъектами. Мне представился шанс принять участие в решении увлекательнейшей организационно-правовой задачи, которая встала перед страной. И я согласился, слетал в Москву на встречу с первым руководителем ГКАП Валерием Петровичем Черногородским, получил приказ о назначении с ноября 1991 года и вернулся работать. Что называется, с места в карьер.Все начиналось буквально с нуля. Собеседования с будущими сотрудниками я проводил в маленьком кабинетике, который мне выделила областная администрация. Так что летопись Иркутского управления начиналась, можно сказать, «на коленке». Уже вскоре мы с первыми коллегами, которых и было-то не больше десятка, заняли освободившиеся площади в одном из проектных институтов. Нам там уступили на бедность пару телефонов. И дело пошло. Уже к январю Москва потребовала представить полный уточненный реестр монополистов Иркутской области. Это была гигантская работа, в перечень подпадали все подразделения Главснаба, оптовые базы, крупные производственные объединения. Какие-то предприятия шли на так называемую автономизацию, разделялись на отдельные новые образования. Кого-то надо было и сдерживать в этой обуявшей всех жажде самостоятельности. На таких гигантах, как АНХК, к примеру, это вообще было чревато негативными последствиями, потому что речь шла о химически непрерывном производстве. То же самое – в случае Усольского химпрома, Саянскхимпласта. Между тем в стране были даже случаи принудительного раздела крупных объединений, которые ни к чему хорошему не привели. Но мы в этом не грешны. Мы были очень осторожны и не спешили рубить сплеча. Закон о естественных монополиях родился позднее. Тогда уже осознали, что их надо не дробить, а просто строго контролировать, исключать практику использования рыночной силы во зло другим предприятиям и населению.Помню, что одним из первых в стране именно Иркутское теруправление антимонопольщиков отменило антирыночный акт органа исполнительной власти. Это было постановление одной из поселковых администраций – запрет продажи алкоголя на период уборочной кампании. С одной стороны, логику поселкового головы понять можно. Но под удар попадал владелец магазина, который купил товары в кредит под реализацию. Было у нас и одно из первых расследований о дискриминации, когда АНХК отказался поставлять продукцию «Иркутскнефтепродукту». Сначала предложил публичную оферту, а потом уклонился от подписания договора, стараясь навязать зависимому партнеру более жесткие условия, в частности по цене товара. Именно в Иркутской области губернатор Юрий Ножиков первым в России распорядился, чтобы все проекты документов регионального правительства, касающиеся экономики, согласовывались с антимонопольным управлением. Это помогло избежать многих непоправимых ошибок на самом старте рыночных процессов.Конечно, было очень нелегко. Людей я собирал с миру по нитке. Да и сегодня готовых специалистов ФАС целевым форматом не выпускает ни один вуз. Я сам юридическое образование получил, уже работая руководителем управления, многие мои подчиненные тоже учились без отрыва от производства. Приходили сильные юристы, экономисты, просто люди, способные быстро учиться, усваивать новые понятия и реалии, живо анализировать, прогнозировать ситуацию, не побоюсь этого слова, масштабно, государственно мыслить. Герцкина я сам позвал, это мой друг, мы с ним работали в филиале Ленинградского института «Проектавтоматика». Я был уверен в нем, как в человеке, блестяще знающем экономику не только в теории, но и по завидной производственной практике. Савинка – превосходного юриста — нам присватали из Серого дома. Он, кстати, привел Валентину Андреевну Заморину – нынешнего руководителя УФАС, а Герцкин – ее заместителя Ольгу Кирилловну Космачеву. Так, друг за другом собиралась наша команда, училась, росла, набиралась опыта. Первое время были сложности с финансированием. Я время от времени летал в столицу «выбивать» деньги у центрального аппарата. Помню, раз меня даже возил на своем самолете директор авиакорпорации «Иркут» Алексей Федоров. Много всякого мы пережили, но с задачей своей, считаю, справились.Я ушел в 1996 году. А управление за долгие годы выросло, окрепло, состоялось. Кадровый костяк, который был заложен еще в первые годы, сохранен, пришли и отлично себя проявили новые ценные работники. С управлением считаются, мнение его лучших экспертов дорого ценят, когда рассматриваются серьезные вопросы жизни и развития региона. И хотя российские антимонопольщики не могут похвастаться такими широкими полномочиями и возможностями, как служаки аналогичных ведомств лидирующих капиталистических держав, таких, как США или Япония, все же и наша ФАС является весомой острасткой для беспредельщиков в конкурентном поле, эффективным ограничителем рекламных безобразий, умелым контролером на рынке закупок. Я доволен, что пять лет посвятил этой службе, и рад поздравить с юбилеем моих коллег и наших нынешних последователей.[img=81659]Аркадий ГерцкинВставая к штурвалу нового корабля, идущего неизведанным маршрутом, Вячеслав Дормидонов понимал, что не обойдется без давнего испытанного товарища — кандидата экономических наук Аркадия Герцкина, с которым сблизился в ГПИ «Проектавтоматика».Герцкин – матерый производственник, начинал трудовой путь на заводе радиоприемников, был главным механиком на Усть-Илимском ЛПК, потом возглавлял вычислительный центр комбината, занимался бизнесом. На зов своего друга приступить к организации нового государственного подразделения с революционными задачами откликнулся с энтузиазмом.— Вот она, наша настольная книга в те штурмовые дни, — показывает мне ветеран затрепанную брошюру «Рынок и антимонопольное законодательство в России». – Больше поначалу ничего и не было, практически никаких внятных указаний сверху. Из производственников в команде я один. Зато, как говорится, в тельняшке. Хлебнул производственной мурцовки по самое не могу. Отлично понимал, как работают крупные предприятия, какова там не только экономика, но и физика процессов. Это в антимонопольном деле очень важно, понимать, как работает хозяйственный механизм, знать психологию руководителей, вынужденных конкурировать на рынке.Я, например, ввел плановые проверки хозсубъектов в Иркутской области, в то время как подавляющее большинство антимонопольных теруправлений работало исключительно по заявлениям. Когда Москва торопила с отправкой реестра монополистов, старался не форсировать сроки в ущерб здравому смыслу. На эскизном этапе у нас в этот реестр напрашивался чуть ли не весь крупняк Приангарья – 120 юридических лиц. Но мы разобрались с границами рынка – и картина разительно изменилась. Взять тот же БрАЗ. Продает ли он хоть грамм алюминия в Иркутской области? ИркАЗу – два грузовика чушек. Да и по России-то реализует едва ли 20%, все гонит за бугор. Какой же он тогда монополист? За каждым номером в этом реестре стоит огромная работа – детальное исследование рынка, на котором фигурирует предприятие. Зайдите к нынешнему заместителю руководителя УФАС Ольге Космачевой – у нее талмуды этих аналитических обзоров по каждому рынку, по каждой отрасли и каждому сегменту экономики. А начинала она эту гигантскую работу на самом старте нашей команды. Думаю, это фундаментальный вклад в арсенал иркутских антимонопольщиков, который к сегодняшнему дню только обогатился. А сделала его Ольга Кирилловна, которую я пригласил, потому что помнил по программистской работе как человека недюжинного ума и таланта к сопоставлениям фактов, установлению логических связей, моделированию ситуации по фрагментарным данным.Могу утверждать, что уже в «молочном» возрасте наше управление было достаточно зубастым. Мы много бодались с чиновниками. Не раз прижимали в процессе приватизации, где то и дело возникали ювелирные чудеса. И незабвенный скандал вокруг масла «Финпрома» разразился с нашей подачи. Речь о крупной афере, когда через намеренно созданную компанию «Финпром» налоговые поступления пошли не в бюджет, а на закупку полуторагодовалого запаса потребления сливочного масла по дешевке. Эта лавина масла положила тогда на лопатки весь масловый рынок в регионе за счет демпинга, которому в то время еще и определение-то законодательное не вынесли. Мы стали разбираться в этой ситуации и распутали всю преступную схему нецелевого использования казенных средств. Поскольку это предмет не наших полномочий, мы направили все материалы в УБЭП и прокуратуру. В свое время мы не согласовали сделку по поглощению Окинской бройлерной фабрики Саянским конкурентом, потому что в этом случае мы получили бы монополиста с долей выше 50% на рынке куриного мяса. А это для конкуренции, для потребителя было бы не полезно.Мы первые в Российской Федерации вынесли решение по монопольно высокой цене против ЮКОСа, который навязывал Саянскхимпласту неподъемные условия поставок этилена. Ходорковский нашел способ надавить на центральный аппарат антимонопольного ведомства, и там наше решение отменили. Но тогда не стерпела Валентина Андреевна Заморина, уже стоявшая у руля управления. Она полетела в Москву и убедила высшее руководство в законности нашего правового акта. Это был редчайший, наверное, случай, когда лидерам центрального аппарата пришлось отменить свое же распоряжение. А впоследствии и все инстанции судов подтвердили правоту и компетентность сотрудников управления.Мы делу своему учились на ходу, в судебных баталиях, в выездных проверках, где старались проникнуть в самую суть конфликтных ситуаций между конкурентами, между предпринимателями и властными структурами. Работали напряженно, с отдачей, с азартом и, что тоже оставило очень хорошие воспоминания, — честно работали. В управлении выросло много классных специалистов, какими они вряд ли стали бы, трудясь экономистами или юристами где-то в частных компаниях. У этих людей глаза горят, они мыслят широко и вглубь, государственными категориями. Успехов им и впредь на важном боевом посту![img=81660]Александр СавинокУже признанный ас в юриспруденции, успевший отведать прокурорского, судейского и адвокатского хлеба, Савинок сначала отказывался от нового поприща. Но интуитивно почувствовал, что работа на защите конкуренции даст ему глубокое и конкретное знание жизни, что для юриста всегда очень ценно. Дал согласие стать заместителем руководителя антимонопольного управления и не пожалел.— В первую же встречу Дормидонов вручил мне первый антимонопольный закон 1991 года и материалы по его подготовке, объявив, что завтра мы с ним презентуемся как новая госструктура в прямом телеэфире. Быка за рога, что называется. Я читал материалы всю ночь и с огромным интересом. Ожидания многих, что свободный рынок сам себя отрегулирует и приведет к гармонии, конечно, были утопичны. Умные люди не могли не понимать, что русский рынок будет сродни русскому бунту, бессмысленному и беспощадному. Я понял: с точки зрения защиты справедливости та работа, которую мне предложила на данный момент судьба, возможно, самая актуальная. Не строя карьерных планов, я шагнул навстречу этой неизвестности и только выиграл. Мне всегда хотелось работать адвокатом. Адвокатировать конкуренцию было очень интересно. Наша служба была ответом на вызов времени, здесь я получил колоссальный опыт, юридический, человеческий, боевой.Антимонопольщиками становятся не по диплому, по судьбе. Это особая порода людей. У сотрудников службы никогда не было большой зарплаты, работали за интерес, из потребности в подлинном смысле труда, из обостренного чувства справедливости. Антимонопольщик защищает слабого, противостоит жесткому доминированию, его задача – поиск истины. Ротация кадров в антимонопольной службе неизбежна, человеческий материал процеживается через сито. Остаются те, кто умеет и хочет напряженно учиться. У нас ведь антимонопольного права, сложнейшего по своей природе, исторически никогда не было, ни в царской России, ни, тем более, в СССР. Мы до всего доходили сами. Наше управление с первых дней и по сей день является ценнейшей кузницей правовых кадров. Держать здесь тех, кто, что называется, не ко двору, нет смысла. Зато уж те люди, что приживаются, становятся виртуозами в своем непростом деле.Мы старались дополнять друг друга, каждый вносил в ход конкретного дела свою лепту. Герцкин – понимание хозяйственных механизмов, я – искушенность в юридической стороне вопроса, Космачева – талант блестящего математика-аналитика, Заморина – удивительную цепкость и внимание к мельчайшим подробностям и коллизиям конфликта. В ней уже тогда чувствовалась хватка большого руководителя, горячая преданность делу, колоссальная грамотность подходов. Очень красиво работала известный в Иркутске судейский практик Марина Рюмкина. Она прекрасно умела прогнозировать судебную перспективу наших решений, помогала писать их так, чтобы они в дальнейшем выстояли в тяжбах с несогласными виновниками нарушений. Этой важной наукой Рюмкина щедро делилась с другими ведущими специалистами управления. Благодаря Марине Дмитриевне вся наша команда научилась держать удар, выигрывать подчас изнурительные, многоходовые процессы.Чтобы люди быстрее поняли, что значит защита конкуренции, наведение порядка на рыночном поле, мы ввели практику выездных заседаний наших комиссий. Например, допустили нарушение закона в «Лензолото» — мы едем в Бодайбо и устраиваем открытое, показательное разбирательство дела. Большое предприятие, владея акциями энергетиков, стало прижимать своих мелких конкурентов – старателей, лишая их доступа к электричеству. Мы это публично пресекли. Когда руководитель юридической службы «Лензолото» при полном зале получил под роспись нашу грозную бумагу, артельщики впервые почувствовали, что их защищает закон. Увидели представителей этого закона лицом к лицу. Это был коллективный опыт новой реальности, в которой справедливость побеждает.Не забуду одно красивое дело, которое проходило в Иркутском УФАС уже тогда, когда я покинул его стены. В 1995 или 1996 году резко подскочили цены на продукцию ОАО «Молоко». Губернатор Ножиков лично выразил возмущение этим фактом, возбудили дело о монопольно высокой цене. Меня ОАО «Молоко» наняло в качестве защитника. Я стал разбираться и выяснил, что молочному комбинату жесткие ценовые условия предъявили все поставщики сырья – фермеры Иркутского района. Крестьяне попросту сговорились отдавать свое молоко заводчанам по одной и той же стоимости, которая для переработчиков оказалась обременительной. К чести сотрудников антимонопольного органа, они проявили завидную гибкость и умение на ходу переоценить ситуацию. В очередной раз доказали, что для них важнее всего объективность и установление справедливости. Вникнув в суть проблемы, чиновники свернули обвинения в адрес ОАО «Молоко» и возбудили новое дело по признакам ценового сговора фермерских хозяйств. Коллективная атака поставщиков на своего партнера получила соответствующую правовую оценку. Тем более что фермеры умудрились документально утвердить свое решение о единых ценах на совещании в районной администрации. Таким образом, участником сговора стала и мэрия Иркутского района. Заговорщики получили по заслугам, безобразие было пресечено, а потребительские цены в магазинах вернулись в нормальное русло.Теперь, уже 25 лет спустя после старта, необходимость антимонопольной службы обоснована и подтверждена множеством славных дел и побед, которые у нее в послужном списке. И ставшая крылатой фраза президента: «Даю команду ФАС!» — не пустой каламбур. Ведомство является доброй дубиной в руках государства против неспортивного предпринимательства. Пройдет не 25, а хотя бы еще полвека от рождества защитников конкуренции, и мы, я думаю, оценим по достоинству кропотливый, титанический труд этих могучих, но скромных людей.Марина Рыбак 

Куда подевались десять тонн медицинских отходов?

Не дошедшие до земли. В Иркутске - разбирательство по поводу недобросовестных захоронений. Вопрос - куда делись тонны медицинских биоотходов. Сейчас ясно одно - компания, занимающаяся специфичной утилизацией, брала за это слишком низкую плату.

В Иркутске в Кайской роще сотрудники УФАС Приангарья высадили 40 саженцев сосны

Сотрудники управления Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области 22 мая в реликтовой лесополосе «Кайская роща» высадили 40 саженцев сосны.

Коллектив Иркутского УФАС высадил саженцы деревьев к юбилею службы

В Кайской роще высаживают сосны22.05.15В Кайской роще в эти минуты все готово для посадки саженцев. Обновлять лес на этот раз приехали сотрудники федеральной антимонопольной службы. На месте работает наша съемочная группа. И на связи с нами Александр Матренин

На страже конкуренции

Закон11.02.2015 07:15 - Областная газетаАвтор: Олег ГулевскийНа страже конкуренцииИркутское управление ФАС подвело итоги 2014 годаОбщая сумма штрафов, наложенных на нарушителей антимонопольного законодательства в регионе в минувшем году, превышает 36 млн рублей. Эту цифру назвала журналистам руководитель управления Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области Валентина Заморина.Между тем, отметила она, ФАС предпочитает штрафам мирное урегулирование конфликтов, когда заявитель и ответчик находят взаимопонимание. Эта миротворческая практика привела к тому, что из 372 поступивших заявлений лишь по 57 возбуждены дела.– Я считаю, это хорошо. Во-первых, предотвращается ущерб заявителя, а во-вторых, нарушитель, признавший свою вину и отказавшийся от неправомерных действий, освобождается от административной ответственности. А в нашей сфере она достаточно сурова и грозит потерей десятков тысяч рублей.Из всего числа возбужденных дел 17 приходится на долю хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарных рынках. Большая их часть – естественные монополии.– К нам поступило письмо от гражданина Ахметова, который жаловался на «Облкоммунэнерго», которое, злоупотребляя своим доминирующим положением на рынке энергоснабжения, отказывается подключить три крупных садоводства в Ангарском районе к электрической линии. Под нашим нажимом такое подключение было произведено. Тем самым мы защитили не одного Ахметова, но и десятки других людей.Весьма активно пресекает антимонопольная служба и случаи недобросовестной конкуренции. Это и попытки опорочить конкурента, представляя в негативном свете производимые или продаваемые им товары, и заимствование его товарного знака. Иногда это даже не полное, а частичное заимствование. Например, к товарному знаку «Другие подарки» невинно добавляется лишнее слово и получается «Совсем другие подарки». Покупатель, привыкший к знакомому словосочетанию, и не обративший внимание на чужеродную добавку, уверен, что покупает товар у прежнего производителя, не подозревая, что его ловко провели.Как выясняется, честную конкурентную борьбу могут ограничить, а зачастую совсем свести на нет органы исполнительной власти, издавая нормативно-правовые акты, носящие дискриминационный характер. Только в минувшем году это стало причиной привлечения к административной ответственности 25 должностных лиц органов местного самоуправления.Одно из заведенных дел касалось неправомерных действий администрации Ангарского муниципального образования. В его недрах родился документ, устанавливающий коэффициенты к размеру арендной платы за земельные участки, на которых расположены торговые предприятия. Казалось бы, земля одна, набор товаров примерно одинаков, а коэффициенты разные. Для магазинов один, для рынков другой, для павильонов третий… Кто-то попал в любимчики, а кто-то в изгои, что в конечном итоге вело к увеличению издержек, а значит, и снижению конкурентоспособности. По выданному предписанию администрация района отменила свой нормативный акт, установив равные коэффициенты для всех торговых точек.Успехам антимонопольной службы содействует и возросшая в минувшем году оперативность судебных приставов. Доказать в суде свою правоту – полдела, не менее сложно взыскать штраф. Многих хозяйствующих субъектов приходится разыскивать по всей России. А кое-кто быстренько меняет вывеску, пытаясь замести следы. Теперь же, едва судебное решение вступает в силу, судебные приставы моментально арестовывают банковские счета, налагают арест на движимое и недвижимое имущество. И через пару-тройку дней виновник оплачивает наложенный штраф, хотя до этого клятвенно заверял, что у него нет ни копейки за душой.Подробно остановилась Валентина Заморина и на вопросе, который сегодня волнует всех, – росте цен. Она напомнила, что российским законодательством не предусмотрено регулирование цен на продукты питания. За исключением торговой надбавки для товаров, завозимых в районы Крайнего Севера, и детское питание.– Антимонопольный орган, – сказала она, – вправе осуществлять внеплановую проверку предприятий торговли на выявление признаков монопольно высокой цены только при условии, если хозяйствующий субъект занимает доминирующее положение на рынке, то есть свыше 35%. Ни одно предприятие в области таких объемов продаж не имеет.Согласно постановлению правительства № 530, возможно государственное регулирование цен на определенные товары на период до 90 дней. При условии, если цена на этот товар вырастет в течение месяца более чем на 30% в целом по всему региону. Таких скачков цен пока не наблюдалось. Так же как и резкого подъема рентабельности предприятий, производящих продукты питания. На крупнейших хлебобулочных заводах она на минимальном уровне: от 5 до 10%. Иркутский масложиркомбинат, несмотря на то что стоимость закупаемого им прессового подсолнечного масла возросла в прошлом году на 25%, увеличил отпускную цену всего лишь на 9%.– Как показывает статистика, цены на продукты питания растут во всех 12 регионах Сибирского федерального округа, – отметила Валентина Заморина. – И у нас они не самые высокие. По их уровню мы занимаем пятое место (первое занимает регион с самыми низкими ценами).Еще один аспект деятельности антимонопольного органа осветил заместитель руководителя антимонопольной службы Александр Кулиш. Это контроль за рекламным законодательством. Из 302 поступивших в прошлом году заявлений по 114 возбуждены дела, а также выдано 129 предписаний о прекращении нарушений.Оценку рекламы на соблюдение этических и моральных норм делает специальный экспертный совет. Он, например, запретил рекламу сети мужских клубов, сочтя ее оскорбительной и непристойной. Неправомерными признаны и газетные объявления компании «Почта-сервис», призывающих к выигрышу 2 млн рублей. Для этого нужен пустяк: позвонить, назваться, оставить адрес…– Это не более чем маркетинговая акция, преследующая цель получить персональные данные для рассылки каталога товаров, – отметил Александр Кулиш.Головной болью для антимонопольного органа стал индивидуальный предприниматель Ушаков, зарегистрированный в Свердловской области. Он специализируется на производстве биологически активных добавок (БАДов) и активно их рекламирует, где только может. Причем в рекламных текстах цитирует восторги жительницы Казани, якобы излечившей с помощью чудодейственного бальзама и щитовидную железу, и поджелудочную, и сахарный диабет. Как известно, закон о рекламе запрещает одобрение товара конкретным физическим лицом.На Ушакова было наложено несколько штрафов (только в прошлом году он заплатил около 50 тыс. рублей). Он их добросовестно оплачивает и продолжает рекламировать свой бальзам.– К сожалению, – констатировал Александр Кулиш, – других способов воздействовать на него пока не существует. 

Страницы